Война и мир *. Роман-эпопея. Том 2. Часть 4. Глава III от нее Петей и Михайлой-охотником и берейтором[7], который был приставлен нянькой при ней. Глава десятая; Глава одиннадцатая; Глава двенадцатая; Глава тринадцатая; Особенности создания романа «Война и мир» Л. Н. Толстого; Отзывы о. Толстого “Война и мир”, том 2, часть 1, главы 4 и 5) В своем романе-эпопее “Война и мир” Толстой показал все многообразие человеческих отношений. Дружба, любовь.
война и мир эпизод охоты том 2 часть 4 глава 3- 7
Главная >> Мир охоты

«Война и мир» 2 том – краткое содержание

Краткое содержание "Война и мир" - том 2 часть 4. Natasha-Nikolaj-Rostov-na-ohote-A-Nikolaev. Наташа и Николай. Охота в Отрадном в романе "Война и мир" — краткое содержание эпизода, пересказ сцены. (том 2 часть 4) Глава III 15 сентября г.

Эпизод "Охота" Л. Толстой поместил в 2 том своего романа "Война и мир". В четвертой части непосредственно сценам охоты отводится 4 главы: с третьей по шестую. Сам эпизод представляется как самостоятельная часть. Писатель включает его в произведение, чтобы лучше показать нам, читателям, как жили дворяне в 19 веке, какое место занимало в их жизни такое развлечение, как охота.

К ней готовились заранее. Как только начинались осенние заморозки, и "утренние морозы заковывали смоченную осенними дождями землю", значит пришло время выезжать на охоту. Сам старый граф Ростов относился к охоте спокойно, но её законы не только знал, но и уважал.

Вместе с ним собирается охотиться и его старший сын Николай. Младшие, Наташа и Петя, тоже считают, что они должны присутствовать на охоте. Это не особо нравится Николаю, да и крепостной, седой, морщинистый ловчий, Данила этому явно не рад, но противоречить он не смеет.

Толстой очень подробно рисует саму охоту. Николаю очень хочется выиграть поединок с волком. Когда его Карай схватил матерого волка за горло, Николай Ростов эту минуту посчитал самой счастливейшей в его жизни. Отчаянию не была предела, когда волк сумел сбросить собаку и убежать.

За что Данила тоже переживает разные минуты во время охоты. ТО он сердится на своих господ, когда те допускают оплошность, и искренне радуется, когда ему удается победить матерого волка. И граф Илья Андреевич прощает своему крепостному оскорбительные слова, высказанные в адрес своего господина, когда тот дал волку уйти.

Охота продолжается на лису и зайца. Матерого русака удается затравить собаке родственнику Ростовых. Толстой охоту описывает так, что мы вместе с его героями невольно становимся как бы участниками охоты. Нас охватывает азарт, разочарование от допущенных ошибок.

И читатель начинает понимать, почему охота занимала такое большое место в жизни дворян. Но они относятся к ней по-разному. Азартен молодой Ростов, равнодушно-спокоен старый граф, проявляют любопытство Наташа и Петя.

Охота сплачивает всех героев: и помещиков, и их крепостных ловчих. Каждый из героев описан очень детально. И в сцене охоты лучше раскрывается характер героев. Охота оканчивается успешно, каждому хочется взглянуть на трофеи, и в первую очередь на волка, которого "взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь".

В седьмой главе Толстой описывает дом дядюшки, куда после охоты попадают молодые Ростовы: Николай, Наташа и Петя. В этой главе особое место занимает пляска Наташи. Когда кучер Митька взял в руки балалайку и заиграл русские песни, дядюшка не удержался и взял в руки гитару. И полилась песня "По улице мостовой И эта пляска Наташи вызвала особую нежность у всех, кто на нее смотрел, но особенно у дядюшки.

Значимость эпизода "Охота" очень велика для раскрытия образов наших героев, так как он помогает лучше понять духовные их качества. Мне очень понравилась сцена охоты, так как мы смогли увидеть героев не в бальных салонах, а в общении с природой, с которой они так гармонично слились.

Охота в Отрадном- одна из основных частей произведения, которой писатель выделил 4 главы , являющейся своего рода предысторией всей основной исторической и идеологической сюжетной линии произведения. Идея этого эпизода -показать нравственную силу всего русского народа в целом в лице конкретных героев, ощущение полной свободы "духа",его единение с природой родного края , в которой он черпает свою силу и которая помогает ему победить врага в этой войне; этот эпизод- символ будущей великой победы.

Содержание эпизода рассказывает о пребывании семьи Ростовых в родовом имении Отрадное, действие происходит в зимнее время, любимым развлечением дворян в такой период была охота, идут тщательные приготовления уже с утра, по дороге к ним присоединяется дальний родственник Ростовых, начинается охота на матерого волка, все увлечены погоней ,особенно самый младший Ростов - Николай, он боится ,что дядюшка затравят волка раньше него,но когда пес Карай хватает волка за горло ,Николай чувствует себя по- настоящему счастливым.

Эта сцена очень точно отображает жизнь,быт и нравы дворян. В этом эпизоде Толстой показывает всю семью Ростовых и ее окружение- здесь и старый граф Ростов, и Никола й -его сын, старший по возрасту в семье,его дядя- родственник и сосед Ростовых по Отрадному,Наташа- дочь графа Ростова,Петя - младший сын Ростова,Соня-племянница графа,Данила -ловчий графа.

Писатель объединил всех :и представителей дворян и простых людей. Значимость этого эпизода -полное единение представителей всех сословий в стремлении к одной цели. Здесь нет главных ,и все равны:и ловчий Данила ,и граф, и охотники,и простой слуги.

Точно также весь народ объединился против врага в освободительной борьбе именно поэтому она -народная ,в ней нет ни дворян ни простых людей,здесь весь русский народ ,как один сплотился к достижению великой цели -освобождение Родины.

И в этом значимость эпизода охоты- объединение русского народа в единую силу во имя общей цели. Для меня это эпизод имеет большое значение - во имя любой праведной цели надо объединяться и отдавать все силы и умения и тогда всем миром достигнешь победы. Эпизод из произведение Л.

Задавайте вопросы и делитесь своими знаниями. Алиса Клименко. Диля Грузинова. Также наши пользователи интересуются:. Открой этот вопрос на телефоне - включи камеру и наведи на QR-код!


В статье представлен лингвокультурологический анализ дискурса журналов «Основной инстинкт», «Русский охотничий журнал», «Сафари». Представлена этимология концепта охота. На основе анализа более 70 медиатекстов разных жанров, опубликованных с по год, выделены основные фреймы концептуального поля охоты : как востребованного географического пространства; как социально-культурного конструкта, отражающего потребности охотника в прямом и косвенном контекстах.

Дана характеристика выявленным фреймам концептуализированной схемы охота , одновременно репрезентирующим личностные конструкты и национальную модель мира. Охота как концепт раскрывает различные уровни насущных потребностей человека, опредмечивает источники его активности как личности, отражает иерархию ценностей конкретного человека и в целом общества некоторые единые убеждения, идеалы, склонности и интересы.

В результате коцептуализированная схема охота состоит из ряда фреймов многопланового характера: рекреационного охота как вид досуга и отдыха ; природного охота как базовая потребность в пище, защите, в реализации агрессивного инстинкта выслеживание и преследование дичи ; социального охота как социальная занятость, как демонстрация определённого статуса, как профессия, приносящая доход ; культурного охота как ритуальное действо, как традиция отдельных народностей.

Медиадискурс об охоте демонстрирует рефлексию человека о важных категориях его бытия, раскрывает отношение человека к себе и другим. Ключевым образом, аккумулирующим когнитивный инвентарь концепта , является личность охотника, в качестве ядерного конструкта выступает сема «пробуждения личностного потенциала посредством охоты », узнавание и открытие себя в общении с природой.

Личность и охота непременно связаны через категории творчества и свободы, а также непреодолимой дихотомией жизни и смерти. The paper presents linguocultural analysis of discourse of magazines Osnovnoyinstinkt, Russkiy okhotnichiy zhurnal, Safari.

Hunting as a concept reveals different levels of basic human needs, objectifies sources of his activity as a personality, reflects a hierarchy of values of a separate man and society in general, i. The person and hunting are certainly connected through the categories of creativity and freedom, as well as via overwhelming life and death dichotomy.

Чита, ул. Александро-Заводская, 30 ,. Владивосток, ул. Радио, 7 , e-mail: vbocharnikov mail. На основе анализа более 70 медиатекстов разных жанров, опубликованных с по год, выделены основные фреймы концептуального поля охоты: как востребованного географического пространства; как социально-культурного конструкта, отражающего потребности охотника в прямом и косвенном контекстах.

Дана характеристика выявленным фреймам концептуализированной схемы охота, одновременно репрезентирующим личностные конструкты и национальную модель мира. Охота как концепт раскрывает различные уровни насущных потребностей человека, опредмечивает источники его активности как личности, отражает иерархию ценностей конкретного человека и в целом общества - некоторые единые убеждения, идеалы, склонности и интересы.

В результате коцептуализированная схема охота состоит из ряда фреймов многопланового характера: рекреационного охота как вид досуга и отдыха ; природного охота как базовая потребность в пище, защите, в реализации агрессивного инстинкта - выслеживание и преследование дичи ; социального охота как социальная занятость, как демонстрация определённого статуса, как профессия, приносящая доход ; культурного охота как ритуальное действо, как традиция отдельных народностей.

Ключевым образом, аккумулирующим когнитивный инвентарь концепта, является личность охотника, в качестве ядерного конструкта выступает сема «пробуждения личностного потенциала посредством охоты», узнавание и открытие себя в общении с природой. Личность и охота непременно связаны через категории творчества и свободы, а также - непреодолимой дихотомией жизни и смерти.

Ключевые слова: медиатекст, охота, концепт, фрейм, национальная модель мира, самопознание, личностная репрезентация. Медиадискурс об охоте - с одной стороны, контент для узкой заинтересованной аудитории, с другой - сама охота является неким символическим пространством, исходные смыслы которого «потеряны» в далёком прошлом.

Она предстаёт уникальным феноменом современности, в своём «дле-нии», имеющем историю, соизмеримую с существованием не только человека, но и всего живого. Охота продолжает существовать как глубокая идея, выражающая базовый биологический смысл жизни - необходимую агрессивность и адаптацию к окружающей среде, что не всегда осознается, но бессознательно.

Для большинства потребителей СМИ очевидно, что охота есть природный феномен, и направлена она на выслеживание и преследование дичи, это инстинкт, присущий далеко не только человеку существуют и «хищные растения». Но в процессе исследования мы столкнулись с интересным фактом, в медиадискурсе журналов агрессивный инстинкт охотника вербализируется через положительные коннотации социального характера, например, через историю семьи: «Отец мой был и остался несмотря на.

Но, буду честен, тогда охота никакого энтузиазма не вызывала. Жизнь была если не голодная, то уж, во всяком случае, небогатая, и охота носила абсолютно утилитарный характер, т. Создание и восприятие медиатекста неразрывно связаны с проблемой интерпретации действительности.

В рамках современной когнитивной лингвистики [1; 4; 5; 10; 11; 12; 14; 15; 19; 20] концептуальное поле текста есть результат творческой работы языковой личности автора, которая в процессе восприятия и интерпретации действительности использует сложившиеся в течение длительного времени когнитивные модели национальной культуры [10].

Широкий пласт реальности создатель текста делит на части, концептуализирует, выделяет наиболее актуальные элементы, соответствующие его персональным представлениям и обусловленные национальной картиной мира. Вежбицкая указывает на особую значимость ключевых слов для отдельно взятой культуры, и таковые «могут анализироваться как центральные точки, вокруг которых организованы целые области культуры» [4, с.

Данные центральные точки представляют собой ни что иное, как языковые стереотипы, характерные для определённой нации и культуры, при активизации которых в мозгу человека высвечивается вся когнитивная карта, семантическая сеть, позволяющая обозначить специфические черты того или иного понятия.

Конкретные формы поведения и деятельности, проявления сознания людей, начиная с архаичных в филогенезе и самых элементарных в раннем онтогенезе, могут быть акультурными или, по-другому, - без-культурными, с точки зрения современного человека, т.

В отношении последнего, следуя Г. Гачеву [6], можно отметить, что каждый народ хранит и транслирует в своём бытие определённые идеи и смыслы, имеющие многие конкретные привязки к территории, культуре, эпохе и т. Методология и методы исследования. Целью статьи является лингвокультуроло-гический анализ концепта охота в дискурсе специализированных журналов с точки зрения объективации доминирующих идей.

Эмпирическую базу исследования составили более 70 текстов журналов «Основной инстинкт», «Русский охотничий журнал», «Сафари» в т. Общий объём выборки номер. В качестве объекта анализа был выбран лингвистический инструментарий общего медиатекста - целостные образы гешталь-ты текста, а также художественно-публицистические средства: метафоры, сравнения, гиперболы, ирония и другие тропы, акцентирующие вторичные смысловые оттенки концепта, расширяющие выделенные конструктивные рамки, демонстрируя многоаспект-ность и многозначность феномена охоты.

Несмотря на различие указанных оснований анализа, объединяющим фактором выступила нравственно-эстетическая составляющая, раскрывающая моральные и нормативные аспекты отношения к охоте. Особый акцент был сделан на жанре интервью, позволяющем аккумулировать речевые конструкты мыслительной деятельности как героя материала - любителя-охотника или профессионала, так и журналиста - организующего процесс беседы и результирующего его возможные итоги.

В жанре интервью журналист является посредником, а интервьюируемый предстаёт как «эксперт жизни». Специфика интервью заключена в его возможности воспроизводить точку зрения и ключевые смыслы разных представлений об охоте. Текстовое пространство интервью содержит ёмкое изложение высказываний героя, сохраняющего его личностную специфику, а также отношение самого журналиста к обсуждаемому факту и ключевые символические составляющие концепта «охота», закреплённые в национальном менталитете участников диалога.

Этимология слова охота берёт своё начало в восточно-славянской ветви, корневая система слова подчёркивает сему «хотеть», «хочу» укр. В данном контексте охота есть состояние страстно желающего человека, его ярко выраженная наклонность или стремленье, слепая любовь к занятию ср.

Слово об-. В этимологических словарях высказывается предположение, что это слово - табу; отправляясь на промысел, наши предки-язычники считали опасным предупреждать добычу, боялись спугнуть зверя и говорили, что уходят на охотное и желаемое дело. Данная идея определила вектор развития семантического поля слова «охота».

В научных статьях современных исследователей [7; 8; 16] подчёркивается национальное своеобразие концептуального поля охоты. Данный концепт включает в себя идею значимости и ценности отечественной жизни, её природы, культуры, истории и судьбы каждого человека.

Конструкт охоты неразрывно связан с конструктом природа-земля, их несомненная взаимозависимость обусловливает некую универсальность концепта охота, раскрывающую потенциал самого человека и дающую возможность рассматривать охоту как сущностную часть этнокода Homo sapiens.

Охота для человека равна природе, и для того чтобы добывать, как и выживать, человеку требуется совершить особое деяние -заключить договор с пространством. Человек взаимодействует с пространством и временем непрерывно на протяжении всего своего существования. Пространственность заложена в человеке, он должен быть «внутри» места, как бы погружённым в него, чтобы иметь возможность наделить его смыслом.

Концептуальное поле охоты демонстрирует условие договора человека с пространственным континуумом, раскрывает его глубокое понимание мира и самого себя изнутри. ПриРОДа - когнитивная площадка для самоанализа и рефлексии. В российской картине мира отношение к субстанции земли всегда отличалось особым трепетом.

На Руси говорили «Государь - батька, земля - матка», народный заговор гласил: «Ты, небо-отец, ты земля-мать». Землёй клялись, кладя её себе на голову. Перед землёй винились за то, что рвут её грудь сохою. У земли праздновались именины - на Симона Зилота 10 мая.

Уже в «Повести временных лет» живое существо земли представлено как «рождающее начало», как источник всего сущего, сакральная близость человека и природы нашла отражение в многочисленных произведениях русской литературы и живописи.

Образ матери - сырой земли женственной берёзки, могучего дуба и т. Гештальт России объединяет три образа: Матерь Божья мать, которая дала человеку жизнь в муках - Мать-Земля святая, непорочная, живородящая - Невеста и жена1 которую человек оплодотворяет своим логосом, своим мужественным, светоносным и оформляющим началом.

В нашей национальной картине мира бесконечный простор российской земли никогда не сужался до уровня географического объекта. Потребность души нашего человека не просто творить на земле, а страдать и мучиться на духовных дорогах земного бытия. Мать сыра-земля, природа природина в России, - пишет Г.

Гачев, - «мистическая субстанция, текст, скрижали завета, которые народ призван п р очитать, понять и реализовать в ходе истории на своей земле» [6, с. Результаты исследования и их обсуждение. Охота встроена в семантику знаковых реалий природы, она задействует духовное устройство бытия, когнитивную систему чувств и разума, души и тела, части и целого, природы и человека.

И поэтому не случайно, что природа, «увенчанная родным словом» [15, с. Величие земли, её бескрайние просторы и несметные природные богатства, ослепительная красота лесов, степей, озёр и рек - частотные образы медиатекста. Тем не менее, медиадискурс содержит критические материалы о несовершенстве закона и браконьерстве «Дыра в законе -дыра в природе»; «Бараны, которых продал губернатор»2; «Кто мы такие?

В зеркале трофейной охоты3»; «Лимиты, квоты, нормы, нормативы»4; «История про охоту -это еще и история про сохранение животного мира»5 и т. Николай Бердяев писал, что земля есть и образ дитяти [2, с. Обращаясь к дикой природе, человек попадает на территорию познания смыслов.

Любая связь с миром - игра, в которой образы реальных предметов выступают лишь как метки и символы, дающие повод для работы фантазии, для того чтобы включилась вся память, для того, чтобы мир ожил, начал двигаться, обнаружил свою скрытую глубину, свои невидимые стороны.

На природе, в этой существующей без нас естественной слаженности, человек начинает осознавать себя по-новому, он чувствует глубинное проникновение во что-то необычное. Он возвращает потерянную в социуме свою настоящую чувствительность и индивидуальность, становится способным на откровение и познание сокровенного.

В общем медиатексте концепт охота предстаёт как определённый социально-культурный конструкт, отражающий насущные потребности охотника и в целом человека, как в их осознанном прямом выражении, так и косвенным образом - в контексте некого высказывания, мнения, осмысления опыта. Коцептуализированная сфера охоты объективирует актуальные желания и ценности, в атмосфере общения с природой и родной землёй раскрывается личностный потенциал человека.

Охота пробуждает коллективистское сознание и возвращает к истокам бытия и ценностям семьи. Только в природе мы вновь возвращаемся к себе, к своему внутреннему Ребёнку, к себе - естественному, первобытному человеку, к себе, вспомнившему прошлую жизнь, родственные поколения, далёкие эпохи.

На страницах журналов интервью-. Или: «Мне тогда было 15лет, и меня к этому занятию приобщили отец и дядя. У отца было ружьё, а дядя был тогда одним из самых известных охотников Калининской ныне Тверской области»7. Как правило, охота имеет этнические корни, обусловлена народной психологией и отражает национальное самосознание, ей присущ неповторимый духовный облик: «Редко, какой якут - не охотник и не рыбак, это у нас в крови, в генетике.

Другой разговор, что исторически охота и рыбалка были в Якутии не отдыхом или развлечением, а способом добычи пищи. И отношение к процессу выработалось сугубо рациональное»8. В исследовании при семантическом анализе интервью было выделено выражения, которые репрезентировали потребности человека. Почти четверть от всех высказываний была связана с потребностью в уважении и самоуважении, а также с социальной потребностью человека, с чувством любви к самым близким родителям, дедушкам, дядям и признательности к людям, кто был наставником в искусстве охоты.

Герои интервью посредством охоты раскрывали отношение к себе и другим: «Понимаю, что хозяева старались выставить зверя на гостя, то бишь на меня. Спасибо им за почёт и уважение, но, если честно, я даже рад, что не получилось Я не большой поклонник «генеральских» загонов.

Война и мир. 4 глава (том 2, часть 3). Краткое содержание

Поделиться:

Leave a Reply