Старый граф, всегда державший огромную охоту, теперь же передавший всю охоту в ведение сына, в этот день го сентября, развеселившись, собрался сам тоже. Война и мир *. Роман-эпопея. Том 2. Часть 4. Глава III Уже были зазимки[1], утренние морозы заковывали смоченную осенними дождями землю. Охота в Отрадном в романе "Война и мир" — краткое содержание эпизода, пересказ сцены. (том 2 часть 4) Глава III 15 сентября г.
сцена охоты в романе война и мир том 2
Главная >> Мир охоты

Анализ эпизода «Охота в Отрадном» в романе Л.Н.Толстого «Война и мир»

Толстого “Война и мир”, т. II, ч. 3, гл. II) По определению, данному в Словаре литературоведческих терминов, эпизод – это отрывок, фрагмент какого-либо. Анализ сцены охоты Наташи Ростовой по роману эпопее Война и мир (Толстой Лев Н.) Том 2, часть 1, глава 4 и 5 Л. Н. Толстой в своем романе “Война и мир”.

Не случайно произведение называют романом-эпопеей. Здесь одновременно изображаются судьбы народа и отдельной личности, находящиеся в тесной взаимосвязи. Роман представляет собой сложный философско-исторический синтез. Роль каждого героя в произведении определяется не только его личной судьбой, взаимоотношениями в семье и обществе; эта роль намного сложнее: оценка личности происходит не столько на бытовом, сколько на историческом уровне, затрагиваются уже не материальные, а духовные пласты человеческого сознания.

В произведении ставится сложный философский вопрос о роли личности в истории, о связи человеческого чувства и материальности мира и одновременно о влиянии исторических событий на судьбу нации и каждого человека в отдельности. С целью наиболее полно раскрыть характер героя, его внутренний мир, показать эволюцию человека, постоянно ищущего правду, пытающегося понять свое место и назначение в жизни, Толстой обращается к историческому сюжету.

В романе описываются военные события — годов, а также Отечественная война года. Можно сказать, что война как некая объективная реальность становится главной сюжетной линией романа, и поэтому судьбы героев необходимо рассматривать в едином контексте с этим «враждебным» человечеству событием.

Но одновременно война в романе имеет более глубокое понимание. Это поединок двух начал агрессивного и гармонического , двух миров естественного и искусственного , столкновение двух жизненных установок правды и лжи. Но так или иначе война становится судьбой для многих героев, и именно с этой позиции следует рассматривать эволюцию главного героя романа Андрея Болконского.

Не случайно князь Андрей называет войну «величайшей войной». Ведь здесь, на войне, наступает перелом з его сознании; ища правду, он вступает на «дорогу чести», на путь нравственных исканий. На протяжении всей жизни Андрей Болконский мечтает о «своем Тулоне». Он мечтает на глазах у всех совершить подвиг, чтобы, доказав свою силу и бесстрашие, окунуться в мир славы, стать знаменитостью.

На первый взгляд это решение кажется вполне благородным, оно доказывает мужественность и решительность князя Андрея. Отталкивает лишь то, что не на Кутузова , а на Наполеона он ориентирован. Но Шенграбенское сражение, а именно встреча с капитаном Тушиным, становится первой трещиной в системе взглядов героя.

Оказывается, подвиг можно совершить, не подозревая об этом, не на глазах у других; но князь Андрей еще не до конца сознает это. Можно заметить, что в этом случае Толстой симпатизирует не Андрею Болконскому, а капитану Тушину — добродушному человеку, выходцу из народа. Автор даже в чем-то осуждает Болконского за его высокомерие, несколько презрительное отношение к простым людям.

Здесь можно обозначить зарождение еще одной темы, важной для писателя, — темы народа и отношения к народу главных героев. Во время Шенграбенского сражения Андрей Болконский не чувствует своей связи с народом, этому мешает его ложный аристократизм. А, по Толстому, чтобы понять народ, следует прежде всего жить по правде.

Исходя из этого можно заключить, что Шенграбен еще не конец пути, не обретение истины, и дальнейший поиск правды князем Андреем будет, безусловно, тесно связан с судьбой народа и последующим единением с ним. Шенграбен, несомненно, сыграл положительную роль в жизни князя Андрея.

Благодаря Тушину Болконский меняет свой взгляд на войну. Оказывается, война не средство достижения карьеры, а грязная, тяжелая работа, где совершается античеловеческое дело. Окончательное осознание этого приходит к князю Андрею на Аустерлицком поле. Он хочет совершить подвиг и совершает его.

Но вспоминает он позже не свой триумф, когда бежал на французов со знаменем в руках, а высокое небо Аустерлица. Знамя и небо — важные символы в романе. Знамена в произведении фигурируют несколько раз, но все же это не столько символ, сколько простая эмблема, не заслуживающая серьезного отношения.

Знамя олицетворяет собой власть, славу, некую материальную силу, что отнюдь не приветствуется Толстым, отдающим предпочтение духовным ценностям человека. Поэтому не случайно в романе Тушин спотыкается о древко знамени, не случайно князь Андрей вспоминает не себя со знаменем в руках, а высокое, вечное небо.

Аустерлиц — вторая трещина во взглядах князя Андрея на жизнь и на войну. Герой испытывает глубокий нравственный кризис. Он разочаровывается в Наполеоне, прежних ценностях, понимает истинный, античеловечный смысл войны, «кукольной комедии», разыгранной императором. Отныне идеалом для князя Андрея становится Небо, Бесконечность и Высота: «Он узнал, что это был Наполеон — его герой, но в ту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками».

Символично и то, что князь Андрей получает ранение в голову. Это говорит о превосходстве духовного начала над интеллектуальным, аристократическим, о правильности выбранного героем пути. Осознание близкой смерти дает князю Андрею силы на выживание, возрождает к новой жизни.

И Шенграбен, и Аустерлиц оказали большое влияние на формирование взглядов Андрея Болконского, помогли определить герою истинные жизненные ценности, и после Аустерлицкого сражения князь Андрей учится жить по этим новым, неведомым ему ранее законам. Но, безусловно, кульминационным моментом в жизни Андрея Болконского стало Бородинское сражение.

Князь Андрей получает смертельное ранение, но успевает постичь, почувствовать главное — свое единение с народом: «Боюсь, что я не гожусь больше для штабов. А главное, я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили».

Князь Андрей научился «быть с народом», и ему, наконец, открывается правда жизни, истинный смысл человеческого существования: «Ах, душа моя Пьеру , последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что понимать стал слишком много». Действительно, князь Андрей многое понял в жизни, смерть стала для него пробуждением.

Он понял, что война не романтическое приключение, а самая ужасная вещь на свете, где все зависит не от распоряжения штабов, а лишь от духа войска, от чувства, которое есть в каждом русском, чувства ответственности за судьбу Родины.

Князь Андрей острее осознает патриотизм, свою незримую внутреннюю связь с народом, но одновременно в нем появляется желание освободиться от земного несовершенства, постичь идеалы Простоты, Добра и Правды. Андрей Болконский осуждает Бога «Как он оттуда смотрит на земное безобразие?..

Андрей перед смертью даже просит Евангелие, понимая, что новообретенное счастье имеет «что-то такое общее с Евангелием». Здесь можно наблюдать связь с «Преступлением и наказанием « Достоевского , с Раскольниковым, который в момент своего духовного возрождения тоже держит под подушкой Евангелие.

Страницы: 1 2. Понравилось сочинение » Описание сцен сражений в романе «Война и мир»: Шенграбен, Аустерлиц и Бородино , тогда жми кнопку. Домашнее задание на тему: Описание сцен сражений в романе «Война и мир»: Шенграбен, Аустерлиц и Бородино. В закладки Контакты.

Реклама Известные авторы. Лучший помощник ученика LitraSoch. Описание сцен сражений в романе «Война и мир»: Шенграбен, Аустерлиц и Бородино Если ты хочешь помочь всем, присылай свои сочинения по адресу мы обязательно опубликуем работу, и другие ученики скажут спасибо тебе и LitraSoch.

Школьные сочинения краткие пересказы изложения. Новые сочинения Не растерялся заметка в газету Андрей Болконский на поле боя под Аустерлицем анализ эпизода из романа Л. Толстого «Война и мир», том 1, часть 3, глава 19 Отдельные исторические характеры в романе Льва Толстого «Война и мир» Изложение эпизода: Визит князя Андрея в дом Ростовых после бала Изложение главы объяснения между Наташей Ростовой и Андреем Болконским Счастливые и горькие моменты в жизни Андрея Болконского Характеристика образов князя и княгини Болконских.

Описание сцен сражений в романе «Война и мир»: Шенграбен, Аустерлиц и Бородино Страницы: 1 2 Понравилось сочинение » Описание сцен сражений в романе «Война и мир»: Шенграбен, Аустерлиц и Бородино , тогда жми кнопку.

Самые популярные статьи :. Поиск по сочинениям и изложениям. Присоединяйся к нам: В закладки Контакты. Известные авторы Андерсен Г. Пушкин А. Блок А. Толстой Л. Булгаков М. Тургенев И. Гоголь Н. Чехов А. Гончаров И. Тютчев Ф.

Грибоедов А. Шолохов М. Гёте И В Фет А. Гофман Э. Т-А Шекспир У. Достоевский Ф. Шиллер Ф. Есенин С. Горький М. Лермонтов М. Ахматова А. Некрасов Н. Шевченко Т. Пастернак Б. Леся Украинка. Заказать работу. Сочинения, изложения, пересказы Каталог всех публикаций портала Школьные тесты по литературе Рубрикатор всех разделов сайта.


Зазимки — первые морозы, заморозки. Арапник — длинная охотничья плеть. Порсканье охот. Тщетны россам все препоны Храбрость есть побед залог, Есть у нас Багратионы, Будут все враги у ног Донец — лошадь донской породы. Выжлец — ищейная, гончая собака. Том 2. Часть 4. Глава III Уже были зазимки[ 1 ], утренние морозы заковывали смоченную осенними дождями землю, уже зеленя уклочились и ярко-зелено отделялись от полос буреющего, выбитого скотом, озимого и светло-желтого ярового жнивья с красными полосами гречихи.

Вершины и леса, в конце августа еще бывшие зелеными островами между черными полями озимей и жнивами, стали золотистыми и ярко-красными островками посреди ярко-зеленых озимей. Русак уже до половины затерся перелинял , лисьи выводки начинали разбредаться, и молодые волки были больше собаки.

Было лучшее охотничье время. Собаки горячего молодого охотника Ростова уже не только вошли в охотничье тело, но и подбились так, что в общем совете охотников решено было три дня дать отдохнуть собакам и 16 сентября идти в отъезд, начиная с Дубравы, где был нетронутый волчий выводок.

В таком положении были дела го сентября. Весь этот день охота была дома; было морозно и колко, но с вечера стало замолаживать и оттеплело. Единственное движение, которое было в воздухе, было тихое движение сверху вниз спускающихся микроскопических капель мги или тумана. На оголившихся ветвях сада висели прозрачные капли и падали на только что свалившиеся листья.

Земля на огороде, как мак, глянцевито-мокро чернела и в недалеком расстоянии сливалась с тусклым и влажным покровом тумана. Николай вышел на мокрое с натасканной грязью крыльцо; пахло вянущим листом и собаками. Черно-пегая широкозадая сука Милка с большими черными навыкате глазами, увидав хозяина, встала, потянулась назад и легла по-русачьи, потом неожиданно вскочила и лизнула его прямо в нос и усы.

Он снял свою черкесскую шапку перед барином и презрительно посмотрел на него. Презрение это не было оскорбительно для барина: Николай знал, что этот все презирающий и превыше всего стоящий Данило все-таки был его человек и охотник. И гоньба и скачка, а? Данило не отвечал и помигал глазами.

Перевела значило то, что волчица, про которую они оба знали, перешла с детьми в отрадненский лес, который был за две версты от дома и который был небольшое отъемное место. Через пять минут Данило с Уваркой стояли в большом кабинете Николая.

Несмотря на то, что Данило был невелик ростом, видеть его в комнате производило впечатление, подобное тому, как когда видишь лошадь или медведя на полу между мебелью и условиями людской жизни, Данило сам это чувствовал и, как обыкновенно, стоял у самой двери, стараясь говорить тише, не двигаться, чтобы не поломать как-нибудь господских покоев, и стараясь поскорее все высказать и выйти на простор из-под потолка под небо.

Окончив расспросы и выпытав сознание Данилы, что собаки ничего Даниле и самому хотелось ехать , Николай велел седлать. Но только что Данило хотел выйти, как в комнату вошла быстрыми шагами Наташа, еще не причесанная и не одетая, в большом нянином платке.

Петя вбежал вместе с ней. Соня говорила, что не поедете. Я знала, что нынче такой день, что нельзя не ехать. И так-то быть в комнате Даниле казалось неприлично и тяжело, но иметь какое-нибудь дело с барышней — для него казалось невозможным. Он опустил глаза и поспешил выйти, как будто до него это не касалось, стараясь как-нибудь нечаянно не повредить барышню.

Глава IV Старый граф, всегда державший огромную охоту, теперь же передавший всю охоту в ведение сына, в этот день го сентября, развеселившись, собрался сам тоже выехать. Через час вся охота была у крыльца. Николай с строгим и серьезным видом, показывавшим, что некогда теперь заниматься пустяками, прошел мимо Наташи и Пети, которые что-то рассказывали ему.

Он осмотрел все части охоты, послал вперед стаю и охотников в заезд, сел на своего рыжего донца[ 5 ] и, подсвистывая собак своей своры, тронулся через гумно в поле, ведущее к отрадненскому заказу. Лошадь старого графа, игреневого меринка, называемого Вифлянкой, вел графский стремянный[ 6 ]; сам же он должен был прямо на оставленный ему лаз выехать в дрожечках.

Всех гончих выведено было пятьдесят четыре собаки, под которыми доезжачими и выжлятниками выехало шесть человек. Борзятников, кроме господ, было восемь человек, за которыми рыскало более сорока борзых, так что с господскими сворами выехало в поле около ста тридцати собак и двадцати конных охотников.

Каждая собака знала хозяина и кличку. Каждый охотник знал свое дело, место и назначение. Как только вышли за ограду, все без шуму и разговоров, равномерно и спокойно растянулись по дороге и полю, ведшими к отрадненскому лесу.

Как по пушному ковру, шли по полю лошади, изредка шлепая по лужам, когда переходили через дороги. Туманное небо продолжало незаметно и равномерно спускаться на землю; в воздухе было тихо, тепло, беззвучно. Изредка слышались то подсвистывание охотника, то храп лошади, то удар арапником или взвизг собаки, не шедшей на своем месте.

Когда отъехали с версту, навстречу ростовской охоте из тумана показались еще пять всадников с собаками. Впереди ехал свежий, красивый старик с большими седыми усами. Так и знал, — заговорил дядюшка это был дальний родственник, небогатый сосед Ростовых , — так и знал, что не вытерпишь, и хорошо, что едешь.

Чистое дело марш! Это была любимая поговорка дядюшки. Бери заказ сейчас, а то мой Гирчик донес, что Илагины с охотой в Корниках стоят; они у тебя — чистое дело марш! Что же, свалить стаи? Гончих соединили в одну стаю, и дядюшка с Николаем поехали рядом.

Наташа, закутанная платками, из-под которых виднелось оживленное, с блестящими глазами лицо, подскакала к ним, сопутствуемая не отстававшими от нее Петей и Михайлой-охотником и берейтором[ 7 ], который был приставлен нянькой при ней. Петя чему-то смеялся и бил и дергал свою лошадь.

Наташа ловко и уверенно сидела на своем вороном Арабчике и верною рукой, без усилия, осадила его. Дядюшка неодобрительно оглянулся на Петю и Наташу. Он не любил соединять баловство с серьезным делом охоты. Он узнал меня, — сказала Наташа про свою любимую гончую собаку. Наташа поняла это. Остров Отрадненского заказа виднелся саженях во ста, и доезжачие подходили к нему.

Ростов, решив окончательно с дядюшкой, откуда бросать гончих, и указав Наташе место, где ей стоять и где никак ничего не могло побежать, направился в заезд над оврагом. Карай был старый и уродливый бурдастый кобель, известный тем, что он в одиночку бирал матерого волка.

Все стали по местам. Старый граф, зная охотничью горячность сына, поторопился не опоздать, и еще не успели доезжачие подъехать к месту, как Илья Андреич, веселый, румяный, с трясущимися щеками, на своих вороненьких подкатил по зеленям к оставленному ему лазу и, расправив шубку и надев охотничьи снаряды, влез на свою гладкую, сытую, смирную и добрую, поседевшую, как и он сам, Вифлянку.

Лошадей с дрожками отослали. Граф Илья Андреич, хоть и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся, улыбаясь.

Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но так же зажиревших, как хозяин и лошадь, волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянный графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник.

Граф, по старинной привычке, выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо. Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять.

Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил тридцать лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно видно, уже оно было учено из-за леса и остановилось позади графа.

Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна. Смело, ловко! Над Лядовским верхом, что ли? Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, — говорил Семен, зная, чем угодить барину.

А на коне-то каков, а? Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть — лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет! Да, уж такого молодца поискать! Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину.

Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам, и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служит признаком гона по волку.

Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из-за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно-тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из-за леса и звучал далеко в поле. Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянный убедились, что гончие разбились на две стаи: одна, большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу, мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы.

Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель. Граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.

Война и мир Том 2 Часть 1 Л Н Толстой Аудиокнига

Поделиться:

Leave a Reply