У нас есть всё для охоты, рыбалки и туризма. От рыболовных снастей и прикормки, одежды и обуви, до лодок и моторов, ножей и ружей, а также туристического. Актуальный каталог товаров сети магазинов Мир Охоты по всей России. У нас представлен огромный ассортимент товаров для охоты, рыбалки и туризма. dinan.rolmon.ru Оценили 18 человек ; Какой спиннинг взять с собой в отпуск? 1 просмотр. Оценили 13 человек ; Фидерные удилища dinan.rolmon.ru Оценили
мир охоты 1
Главная >> Мир охоты

«Мир Охоты» - ни дня без рыбалки!

8. · Publishing platform for digital magazines, interactive publications and online catalogs. Convert documents to beautiful publications and share them worldwide. Title: Мир охоты №1 , Author: Newmen, Length: pages, Published: 7. 1. · Мир охоты - это магазин формата 3 в 1: мы продаем товары для охоты, рыбалки, туризма и активного отдыха. В нашей сети уже более 20 магазинов, а также интернет-магазин с доставкой по всей России в страны СНГ.

Телефон или email. Чужой компьютер. Для рыболовов, охотников и туристов. Мир охоты — не просто сеть магазинов, это целый клуб по интересам. Мы собрали для вас все самое полезное - новинки и видеообзоры снастей и аксессуаров для рыбалки. В нашем сообществе - покажем дикие живописные места, будем делиться фотографиями с трофеями, своим опытом и впечатлениями!

Наша цель - мотивировать на новые приключения, показывая атмосферу и рассказывая о выборе правильного оборудования под ваши увлечения. Присоединяйтесь к нашему сообществу. С вами мы будем интереснее!. Показать полностью Подарок: Сертификат в магазин «Мир охоты» на 5 руб.

Подарок: Фирменное джерси «Мир охоты» которой нет в продаже. Правила проведения публичного конкурса. Сергей Рожков. Димон Пивоваров. Сергей , ты лучший из лучших. Сергей Рожков ответил Димону. Димон ,. Хотя Карп на фото неплохих размеров!

Да всё просто, эта единственная рыба , весом , где??. На Просянке, по этому этот мелко Карп по меркам Просянки попал в номинацию антитрофей. Дмитрий Суханов. Летний зной, малая река. Лайтовая снасть. Настоящий трофей гр трофей.

Записи сообщества Поиск. BUFF - больше чем просто платок на шею Многофункциональная бандана-трансформер, изготовленная из тонкого полиэстера в виде трубы, который можно носить по разному Такой легкий шарф вы можете легко одеть на лицо или превратить в шапку, маску, повязку на голову или на шею, а можно использовать как напульсник Показать полностью Buff - каталог www.

Летний Рыболовный сезон в самом разгаре. Катушка Daiwa или японский шнур Ygk - никогда не будут лишними в арсенале каждого рыболова По старой доброй традиции мы запустили акцию товары недели Показать полностью Сергей Герцев.

Какая цена шнура. Сергей , добрый день. Цены на шнуры от 1. Саратовская область Город Балаково. Ловля судака с лодки Автор: Владимир Матвеев мирохоты рыбалка судак. Чтобы не тратить время на то, чтобы заставлять приманки светиться, не прикладывать фонарики и не держать в руках, ожидая пока приманка начинает светиться и есть это продвинутое приспособление-специальный солярий Удобен в использовании и нужная светящаяся приманка будет у вас всегда в боевом состоянии Позволяет зарядить твёрдые или мягкие приманки, а так же блесны и пилькеры, длиной до 15см.

Солярий Rapala для флуоресцентных приманок www. Сначала новые. Григорий Т. А крем для загара в комплекте. Сергей Владимирыч. Да уже сами во всю люди из пластика от бутылок делуют Пока вы цены завышаите. Предложение действует на любые приманки от известного бренда DAM, только в розничных магазинах «Мир Охоты»!

Приманки DAM купить в интернет-магазине Huntworld. Вадим Николаев. Макс Авданин. Место, которое мы рекомендуем посетить Горы. Неповторимая природа, стремительные горные реки и конечно же рыбалка мирохоты рыбалка форель smith daiwa. Михаил Иванов.


Рассматривается феномен русской охоты в романе Л. Толстого «Война и мир». Сюжет охоты едва ли не самый древний из освоенных мировой культурой. Мотив состязания человека и зверя представлен в трудно обозримом количестве мифов, легенд, сказаний, а в более позднее время ещё и в литературных текстах разных эпох.

Указанный мотив, разумеется, многообразно интерпретировался, включал зачастую имеющие философский, мировоззренческий характер составляющие, в том числе пространственные. Кроме того, на базовые смысловые оппозиции, подразумевающие противостояние природы и цивилизации, дикости и культуры, жестокости и милосердия как бы наслаивались на другие, имевшие эпохальную и национальную специфику.

В одном случае охота истолковывалась как целительное для физического и нравственного здоровья человека общение с природой, в другом она же ассоциировалась с потаканием низменным страстям, понималась как опасное следование губительной силе азарта, а подобного рода коннотации, вполне вероятно, спровоцировали появление особого рода персонажа, так называемого «проклятого охотника» [1, ].

Все сказанное в известной степени относится к процессам, имевшим место быть в русской литературе середины XIX в. Примечательно то, что во второй половине х и в начале е гг. Так, например, в. В том же г. Аксаков выпускает в свет ставшие популярными «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», а три года спустя он же издаёт книгу «Рассказов и воспоминаний о разных охотах», наконец, с г.

Обозначил своё присутствие в этом потоке и Л. Правда, в отличие от своих именитых современников он не создал ни одного текста с доминирующим в нём сюжетом охоты. Тем не менее, в толстовской прозе разных лет можно выделить целый ряд более или менее развернутых эпизодов, где «пространство охоты» заявлено достаточно весомо.

Так уже в своей повести «Детство» Толстой отводит целую главу описанию дня, проведённого семейством Иртеньевых, включая главного героя, маленького Николеньку. В более поздних «Казаках» опять-таки главный герой Оленин изображён ещё и как участник охотничьих вылазок, а в романе «Анна Каренина» дважды и весьма подробно воссозданы сцены «тяги», в которых заняты Левин, Стива Облонский и некоторые другие персонажи.

Кроме упомянутых, в прозе Л. Толстого можно выделить целый ряд более мелких эпизодов или упоминаний об охоте. Но, безусловно, кульминацией своеобразного «микроцикла» следует признать самую развернутую, детально воссозданную сцену охоты в романе «Война и мир». В частности, для Н.

Некрасова был особенно важен социально-сатирический посыл, связанный с противопоставлением в тексте уже упоминавшейся поэмы барина-самодура, предающегося азартной забаве и страдающих от её последствий мужиков. Славянофил С.

Аксаков мыслит обряд и самое пространство охоты как нечто почти сакральное, где русский человек получает возможность изолироваться от заражённого цивилизацией мира, а, кроме того, познать подлинную красоту вполне заурядной, но родной природы [2, 37]. Тургеневский охотник-одиночка и, одновременно, рассказчик не столько повествует о перипетиях добывания зверя, сколько предпринимает.

Своеобразный подход демонстрирует, конечно, и Толстой, причём сразу же надо отметить, что среди множества известных способов и разновидностей автор отдает предпочтение псовой охоте. Причины этого разнообразны, частично они лежат на поверхности, некоторые же имеют глубинный смысл.

Как вспоминают современники, Л. Толстой сам был достаточно увлечённым поклонником охоты и его уверенная верховая езда вплоть до глубокой старости связана отчасти как раз с опытом неоднократного участия в псовой охоте [3, ]. При известной нелюбви Толстого, мыслившего в рамках реалистической парадигмы, писать о том, чего он сам не пережил, указанное обстоятельство, как думается, также надо учитывать.

Вторая причина толстовских предпочтений в плане воссоздания «пространства охоты» связана, видимо, с самой сутью добычи зверя при помощи специально обученных собак. Псовая охота, о чём свидетельствовал такой авторитетный специалист как С. Аксаков, пожалуй, одна из самых гуманных, за исключением разве что ловли птиц и зверей силками и капканами [4, — ].

Преследование лесных животных верховыми охотниками и собачьими сворами нередко заканчивалось не убийством объекта охоты, а его ловлей в отличие от ружейного промысла, где шансы зверя уцелеть в схватке с человеком были минимальными. Видимо, эта относительная бескровность в значительной степени продиктовала Толстому выбор и принципы описания сцены охоты в первой части его трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность».

Псовая травля зверя напоминает в трилогии скорее семейный пикник на лоне природы. Этим же, очевидно, объясняется и возможность участия в действе десятилетнего ребенка. Нечто подобное можно увидеть и в «охотничьем» эпизоде романа «Война и мир», где присутствуют мальчик Петя Ростов и юная девушка Наташа, галантно сопоставленная соседом Ростовых с Дианой-охотницей.

Любопытно, что две упомянутые сцены «рифмуются» на разных уровнях. Так, скажем, в первой появляется персонаж, носящий имя Николай Николенька Иртеньев , во второй - Николай Ростов. Неопытный охотник Иртеньев упускает выбежавшего на него зайца, гонка более искушённого, хотя и молодого охотника Ростова за зайцем также оканчивается неудачей.

В определённом смысле первую из сцен можно рассматривать как своеобразный эскиз второй и не только в плане уже отмеченных соответствий. Начиная работу над «Войной и миром», Толстой сделал в своем дневнике запись относительно поставленных целей и задач.

Среди прочих была особо выделена установка на постижение «характера русского народа» [5, ]. Рассмотренная с учётом этого авторского задания одна из важнейших сцен романа охота приобретает дополнительный смысл ещё и как попытка Толстого выявить в данном эпизоде несомненно важные свойства национального менталитета [6, ].

В этой связи чрезвычайно важную функцию выполняет пейзажная «заставка», открывающая упомянутый эпизод: «Уже были зазимки, утренние морозы заковывали смоченную осенними дождями землю. Специфическая лексика «зазимки», «озими», «жнива» маркируют национальную принадлежность пейзажа, который разворачивается в тексте, прежде всего, как панорама с размытыми или даже вовсе отсутствующими границами.

Важной составной частью описания является и его процессуаль-ность, заявленная соответствующими глагольными формами «заковывали», «отделялись», «бывшие зелёными» и т. Автор таким образом акцентирует пространственное «раздолье», которое должно стать и становится местом, где может состояться полноценная псовая охота: динамичное, ничем в плане границ не стеснённое действо, бешеная скачка за стремительно убегающим зверем.

В подобной трактовке топоса подлинно русской охоты Толстой-прозаик как бы разворачи-ч вает мысль, более лапидарно выраженную в некрасовской поэме:. Кстати, Петя Ростов перед началом охоты цитирует вслух державинскую строку: «Тщетны россам все препоны». Ощущение максимально разомкнутого пространства постоянно актуализируется Толстым не только с помощью своего рода визуальных меток: «стая понеслась по полю», «расступились кусты», «взглядом окидывал опушку лесов», «понеслась его добрая лошадь.

Всё это ещё больше раздвигает пространственные границы, делает их в конечном счёте вообще условными. Смысл приведённых наблюдений может быть в известной мере суммирован отсылкой к суждению Д. Это храбрость, умноженная на простор для выявления этой храбрости» [8, ].

Но толстовское понимание структуры и семантики пространства русской охоты не исчерпывается только воссозданием топографии. Обряд, а, точнее, ритуал псовой охоты предполагает в видении Толстого ещё и элементы игры с маскарадным переодеванием, колеблющим, в том числе, границы социальной иерархии [9, 21].

Так, например, опытный ловчий Данило, остриженный по-украински, в скобку, на голове носит черкесскую шапку, граф Илья Андреевич «не охотник по душе», тем не менее, представлен как человек, твёрдо знающий охотничьи законы, и поэтому надевший на себя все положенные «охотничьи снаряды».

Преображение человека и животного способствует созданию особого континуума, где действуют специфические поведенческие и даже речевые правила. А это, в свою очередь, порождает трансформации ещё более значимого уровня.

Один из известных исследователей творчества Л. Толстого приводит в своей работе обзор мнений современной писателю так называемой «демократической» критики, дружно обвинявшей автора «Войны и мира» за отсутствие социальной составляющей в описании сцены охоты [10, ].

Мотивация такого рода суждений понятна, но даже сегодня удивляет неспособность упомянутых критиков оперировать реальным толстовским текстом. В самом деле, на «входе» в эпизод и на «выходе» из него господа и слуги общаются в строгом соответствии со своим статусом. Подвижки то есть преодоление границ происходят только внутри процесса.

Безусловно, прав С. Бочаров, утверждавший, что Толстой моделирует время и, добавим, пространство в. В рамках этих законов «внешняя» социальность деактуализируется, безоговорочным лидером становится профессионал, человек, знающий все правила игры « В пределах такого пространства слуга без особых колебаний может обозвать своего господина неприличным словом, что с авторской точки видится не аномалией, а как раз нормой, причём действующей, вероятно, только в русской версии охоты, ибо представить себе подобного рода «вольности» в рамках куда более жёстко социально структурированного общества скажем, в Англии XIX века весьма проблематично.

Нельзя не отметить и ещё один, на первый взгляд факультативный атрибут, зафиксированный Толстым в национальном пространстве охоты. Старый граф Илья Андреевич Ростов, представленный автором как знаток охотничьих традиций, выпивает перед началом действа серебряную чарку «запеканочки», закусывает и запивает уже закуску «полубутылкой своего любимого бордо».

Толстой целомудренно умалчивает о том, что пьют доезжачий Митька или старый графский слуга Чекмарь, но восстановить эту «лакуну» несложно. Русская охота и алкоголь на самом деле явления неразделимые, и Толстой-реалист просто не может такого не зафиксировать.

Причём, наверняка как национальную специфику, можно оценить «угощение» до и во время охоты, поскольку завершающий её пир с рассказами о совершённых участниками действа подвигах с изрядной долей гиперболизации явление, как думается, вполне интернациональное. Но даже эту, заключительную стадию Толстой воссоздаёт таким образом, что специфика русской национальной жизни присутствует в ней достаточно отчётливо.

Она заявляет о себе хотя бы в детальном перечислении блюд, которыми угощаются вернувшиеся с поля охотники: травник, наливки, лепёшки чёрной муки на юраге, мёд вареный и шипучий и т. Наконец, ещё одно чрезвычайно важное качество пространства охоты, каким его воссоздаёт и интерпретирует Толстой.

Для него приоритетно важен не сам сюжет действа или количество добытого зверя, а провоцируемая внешними обстоятельствами способность человека раскрыть своё внутреннее пространство, ощутить себя частью некоего сообщества, живущего по законам внесоциального, надличностного, природного единства.

Между человеком и его визави, человеком и природой, человеком и зверем на время как бы устраняются существующие всё-таки в. Участник ритуала, независимо от его субъективных желаний, изменяет отношение и к миру, и к себе. В этих условиях возможны пусть и кратковременные, но немыслимые в других условиях превращения.

Так, например, в рассматриваемом эпизоде из «Войны и мира» констатируется, что Николай Ростов, никогда не общавшийся со своим соседом Илаги-ным, испытывает к нему хотя и заочную, но устойчивую ненависть. Но, оказавшись в пространстве охоты, младший Ростов вместо врага находит в этом человеке «представительного и учтивого барина», быстро превратившегося едва ли не в самого близкого приятеля.

В свою очередь уже все молодые Ростовы как бы заново открывают для себя превосходные душевные качества в малознакомом им родственнике-дядюшке, обретают способность лучше понимать друг друга, себя, сам дух русской жизни особенно показателен в этом смысле танец Наташи Ростовой.

В данном качестве модель пространства национальной охоты входит как составная часть в систему онтологических, общефилософских воззрений Толстого, которые реализуются, естественно, не только в эпизодах соперничества человека и зверя, но и на других уровнях художественного мира писателя.

Кошелев, В. Русские писатели. Толстой, Л. Собрание сочинений в 22 томах. Далее все цитаты приводятся по данному изданию с указанием номера соответствующего тома и страницы в скобках за текстом. В этой связи С. Бочаров не случайно увидел параллели между сценой охоты и эпизодом Бородинского сражения.

Три шедевра русской классики. Громов, П. Неминущий Аркадий Иванович, доктор филологии, профессор кафедры русской литературы и культуры Даугавпилского университета Латвия. Толстого Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение ».

CC BY. Вы всегда можете отключить рекламу. Ключевые слова.

Современный рынок. Поправки в закон. Какой полуавтомат успеешь купить!

Поделиться:

Leave a Reply